Бушуев Ефим Николаевич
Художник, гравер


200 лет со дня рождения
1807-1827


      О Ефиме Николаевиче Бушуеве известно немного. Родился в 1807 г. на Златоустовском заводе (ныне г. Златоуст) в семье унтершихтмейстера, заводского живописца и чертежника Николая Никитовича Бушуева. Ефим рано начал работать под руководством отца в чертежне Златоустовского завода. Уже в 1815 г. его имя встречается в списке учеников мастерской. Затем он был переведен в цех вытравки и позолоты клинков, которым руководил в те годы Вильгельм Шаф.
      Надо заметить, что "учениками при мастерах Шафах при вытравке и позолоте клинков обращались" с 1817 г. унтер-шихтмейстеры 3-го класса Петр Тележников и Иван Бушуев, маркшейдерские ученики Ефим Бушуев, Федор Стрижов, Максим Тележников, Иван Бояршинов, Архип Лепешков, Осип Тележников, Федор Тележников и Михайло Черепанов, которые предварительно прошли школу "рисовки" у живописцев заводской чертежни.
      Из работ Ефима Бушуева до недавних пор была известна лишь одна сабля, украшенная сценами на темы "Илиады", подписанная, как было принято в то время, ведущими мастерами - отцом и сыном Шафами. Долгое время именно последним приписывалось авторство, но обнаруженные исследователями вырезанные на хвостовике инициалы "Е. Б." позволили определить имя истинного исполнителя произведения оружейного искусства. В настоящее время сабля хранится в краеведческом музее г. Златоуста. Известны и живописные работы Е. Н. Бушуева: "Вид, представляющий храм Аполлона" и "Вид Царево-Александровского рудника".
В последние годы сведения о творческом наследии талантливого художника-оружейника пополнились новыми данными. Так, стало известно, что сабельный клинок, находящийся в собрании Государственного Эрмитажа, украшен художником-гравером Златоустовской оружейной фабрики Ефимом Бушуевым. На пяте клинка у хвостовика указана дата создания изделия "1818", а на оборотной стороне выгравирована хорошо читаемая надпись курсивом: "Е. Бушуевъ. Златоустъ". Возможно, это одно из 19 изделий, созданных "учениками" Шафов и представленных в Департамент. Надо заметить, что Ефиму тогда было всего одиннадцать лет. Безусловно, предстоит дальнейшая исследовательская работа. Характер убранства клинка, стилистическое единство формы и идейного содержания, нашедшего выражение в орнаментально-композиционном решении, свидетельствуют о несомненном даре юного художника, словно сфокусировавшего весь опыт предыдущих поколений талантливой семьи заводских живописцев-иконописцев и граверов Бушуевых.
      По предписанию Департамента горных и соляных дел, последовавшему в 1823 г., в качестве казенных пенсионеров для обучения "рисовальному искусству" в Императорскую Академию художеств г. Санкт-Петербурга от Златоустовских горных заводов требовалось направить мальчиков. Оружейная фабрика, "дабы не упало искусство" украшения оружия и "для восполнения недостатка вкуса", командирует в столицу трех подростков - учеников цеха вытравки и позолоты клинков - Павла Уткина, Федора Тележникова и Ефима Бушуева.
      Получив направление в Академию художеств, молодые люди прошли испытание и "оказались способными к принятию в Академию" сразу в "третьем возрасте". Спустя полгода очередным предписанием Департамента сверстники были размещены по различным художественным классам. "Признавая полезным для заводов, - писал директор горного Департамента Е. В. Корнеев, - усовершенствовать означенных воспитанников не по одной какой-либо искусственной части, а разделить сообразно склонностям их по особенной части каждого, я прошу Ваше превосходительство приказать поместить Бушуева в отделение живописи, Тележникова - в архитектурное, а Уткина - в скульптурное, о последующем же почтить меня Вашим же уведомлением". Все расходы по содержанию воспитанников несла Златоустовская оружейная фабрика, что подтверждают ежемесячные доклады о "предписании Департамента горных и соляных дел о выдаче сумм по 15-ти рублей каждому на счет Златоустовских заводов с роспискою в книге".
      В Академии художеств Ефим Бушуев был определен по классу живописи. Как и все ученики, он копировал рисунки старых мастеров, чаще всего голландских, находившихся в собрании Академии, а также многочисленные картины. Среди оригиналов были полотна С. Рейсдаля, Я. Гаккерта, А. Ван дер Верфа и многих других, академическая методика всячески развивала у учеников стремление быть точным в следовании натуре. Учебные композиции пейзажного класса, которые также посещал воспитанник Златоустовской оружейной фабрики, носили, по существу, характер этюдов с жанровыми сценами, где очень конкретно решалось освещение, пространство, передавалось материальное отличие каждого предмета.
      Устанавливая общие требования к третным экзаменам, Совет Академии художеств ограничивался в отношении пейзажистов указанием, чтобы они представляли "эскизы по заданным программам непременно в красках". За эскизы ученики могли быть награждены серебряными медалями обоих достоинств. В 1825 г., например, пейзажные работы отмечены только на одном третном экзамене 31 августа. Тогда Вторые серебряные медали получили Е. Н. Бушуев и Г. Г. Чернецов. В 1826 г. авторы пейзажных композиций награждены на двух третных экзаменах, причем 2 октября Первая серебряная медаль вновь вручена Бушуеву.
Прибыв в 1824 г. в г. Санкт-Петербург вместе со сверстниками-пенсионерами, Ефим, к сожалению, завершить обучение не смог. Годы, которые он еще подростком провел в цехе вытравки и позолоты оружейной фабрики, подорвали молодой и без того, по-видимому, слабый организм. В 1827 г. он умер от туберкулеза - страшного "спутника" применявшегося в те годы золочения "через огонь", сопровождавшегося испарениями ртути. Ефим Николаевич Бушуев умер в Ораниенбауме (ныне г. Ломоносов), куда он, возможно, выехал для выполнения очередного "написания видов в окрестностях". Творческое наследие художника-гравера слабо изучено, но и те, пока еще разрозненные, сведения, которые исследователям удалось установить, свидетельствуют о несомненном таланте нашего земляка-южноуральца.


С. Н. Куликовских


КОВИНА, Е. Бушуев Ефим Николаевич // Златоустовская энциклопедия. - Златоуст, 1994. - Т. 1. - С. 52.

КОВИНА, Е. П. Бушуевы / Е. П. Ковина, Л. В. Лаженцева, В. В. Чабаненко // Челябинская область: энциклопедия. - Челябинск, 2003. - Т. 1. - С. 534.

ГЛИНКИН, М. Мастера Златоустовской гравюры // Материалы по истории Златоуста: сборник. - Златоуст, 1958. - С.131 - 140.

МОЛЕВА, Н. Русская художественная школа первой половины XIX в. / Н. Молева, Э. Белютин. - М., 1963. - 409 с.
С. 132: О Е. Н. Бушуеве.

ГЛИНКИН, М. Д. Златоустовская гравюра на стали. - Челябинск, 1967. - 90 с.
С. 29: О жизни и творчестве Е. Бушуева.

НИКИФОРОВА, Л. Г. Златоустовская гравюра на стали: прошлое и настоящее. - Магнитогорск, 1992. - 44 с.
С. 5: Сведения о Е. Бушуеве.

ЛАЖЕНЦЕВА, Л. Иван Бушуев - легенды и реальность // Первые Бушуевские чтения: сб. материалов. - Челябинск, 2003. - С. 9 - 11.
Имеются сведения о Ефиме Бушуеве.

ЗЛАТОУСТОВСКОЕ художественное оружие XIX века: из собр. Воен.-ист. музея артиллерии, инженер. войск и войск связи / сост. Т. И. Абольская. - Л., 1986. - 173 с.
С. 11, 13, ил. № 14, 15: О работах Е. Н. Бушуева.

Назад
Вперед
Перечень событий

Вернуться на Содержание
Вернуться на страницу - Краеведение